«С мебелью все сейчас сложно. Торговли нет совсем». Интервью с мебельщиком

Опубликовано: 20-04-2015
Игорь Алехнович работает в мебельном бизнесе более 18 лет. Сегодня он владелец салона и директор производства «Грандмебель». MebelMinsk.by узнал, что ему нравится больше: создавать мебель или продавать ее. И в чем специфика каждого направления.

 

Шесть лет я возил в Беларусь кухни из Финляндии

 

В 1996 году я открыл желтый толстый справочник и увидел объявление, что финны ищут партнеров для бизнеса, – вспоминает Игорь. – Шесть лет я возил в Беларусь кухни из Финляндии. 

 

Сегодня в мебельном салоне предпринимателя в основном итальянские столы и стулья.

 

 

– У финнов была хорошая мебель, но она больше подходит для их внутреннего рынка. Они консерваторы. Например, в 1976 году у них вышел каталог «Мебель» и он до сих пор там популярен. А у итальянцев каждый год все новое, – объяснил нам предприниматель. – На тот момент, когда мы только начали понимать, что такое импортная мебель, Финляндия была актуальна, а сейчас уже нет

 

Директор салона вспоминает, что в 2000-х годах, когда в Минске появились такие мебельные салоны как «Домус» и «Тина Влати», покупательская способность была на пике.

 

 

– В 2001 году мы тоже открыли салон. Привезли хорошую мебель из Италии, но никто ее не покупал. Хотя у нас было дешевле, чем в тех магазинах, – сетует Игорь. – Они были как закрытый клуб, где было престижно покупать мебель. Мы не смогли с ними конкурировать и закрылись. Тогда я решил создавать мебель. Так появилось предприятие «Грандмебель». На самом деле, это даже не фабрика, а небольшое производство, где работает 8 человек. У нас там три цеха: покраски, сборки и шпона. 

 


 

Мебельный салон Игоря не является официальным представителем какого-то определенного бренда. 

 

– В Беларуси такого понятия уже почти не существует, – считает бизнесмен. – Дилер должен выполнять определенный объем продаж. В наших сегодняшних условиях с низкой покупательской способностью людей это сделать практически невозможно. Поэтому мы привозим мебель разных фабрик Италии. В Минске держим складскую программу итальянской мебели по столам и стульям. 

 

Мы пошли по пути создавать из хорошего, а не из дешевого

 

Продукция «Грандмебель» рассчитана на покупателей среднего класса и выше.

 

Впоследствии клиенты советуют нас своим друзьям и знакомым. Наша реклама – это сарафанное радио. Мебель часто покупают россияне. Вернее, покупали. Со многими клиентами были практически уже заключены договора. Но из-за того, что у них случилось с экономикой, многие почти сразу же отвалились, – с сожалением отметил Игорь. – Продавать в Польше и Литве смысла нет. У них свой рынок. А весь белорусский мебельный рынок как раз таки и начинался с Польши.

 


 

Мебель на производстве изготавливают из лучших материалов. 

 

 

– Мы пошли по пути создавать из хорошего, а не из дешевого. Поэтому все материалы импортные. Как-то пробовали делать и продавать дешевые кухни, но у нас это не получилось. Это как по принципу Икеа: нужно 5 лет работать в минус, приучить людей к этому, чтобы они знали, что ты такой есть и стали покупать мебель. Но это большие объемы и вложения, – считает Игорь. 

 

В этом году многие ушли с рынка, стали закрываться

 

По словам предпринимателя, продавать мебель проще, чем изготавливать.

 

– Если импортный итальянский стул понравится, его купят и уйдут. С кухней немного сложней, – ввел нас в курс дела Игорь. – Главная загвоздка – клиент. Он может несколько раз передумать и попросить все переделать. Договор мы заключаем на 60 банковских дней. Бывает, что и два года кухни лежат на складе, а ремонт делают и делают. Физически ее реально собрать за три недели. Учитывая и то, что мы делаем фасады с нуля и пилим каркасы.

 

 

Директор предприятия рассказал нам, какие подводные камни могут встретиться в этом бизнесе:

 

– Первый подводный камень – это заказчик. Ты узнаешь его только в конце, когда на ровном месте может возникнуть нерасчет по мебели. Когда он будет ходить с линзой и выискивать любую царапину и изъян. Хотя есть нормы ГОСТа и допуски. Никого это не волнует. Второй подводный камень – нестабильность на рынке. Например, мы заключили договора в ноябре 2014 года. На тот момент в Беларуси мы всегда могли купить импортное ДСП. А когда все это случилось у нас с курсом рубля, то импорт пропал. Вот это форс-мажор. Мы людям обещали выполнить заказ, а купить материал не можем. 

 


 

Раньше у предпринимателя было три мебельных салона, сейчас только один.

 

– С мебелью все сейчас сложно. Торговли нет совсем. Приходится чуть ли не сокращать людей. В этом году многие ушли с рынка, стали закрываться. Но конкурентов в этой сфере все равно достаточно, – уверен мужчина. – Мы делаем скидки для покупателей и проводим акции, но люди не идут в магазин. Нужно как-то пережить это время, а там уже как получится. 

 

Автор: Людмила Волкова, MebelMinsk.by


И мы будем присылать вам подборку самого интересного (не чаще 1 раза в неделю)



Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны. HTML тэги отключены.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.