ГарантЛидерСтрой
Тимбер-Маркет
Крук и К
Макс Стайл

«Иногда привозят такие изделия, что смотришь на них, и плакать хочется». Репортаж из лаборатории по испытанию мебели

Из-за шума работающих механизмов в помещении трудно расслышать голос Андрея Мысина, ведущего инженера лаборатории испытаний мебели: «Вес гири на этом стуле – 70 килограмм, механизм воздействует на него 12 тысяч раз. Если он бракованный, представьте, что от него останется?» MebelMinsk.by побывал в испытательно - измерительной лаборатории ОАО «Минскпроектмебель» и увидел, какой нелегкий путь нужно пройти обычной табуретке, прежде чем оказаться у вас дома.

Андрей Мысин, ведущий  инженер лаборатории испытаний мебели

Матрасы превращаются в настоящие мочалки

 

Перед тем, как получить сертификат соответствия, мебель проходит буквально через огонь, воду и медные трубы. Она отправляется в лабораторию ОАО «Минскпроектмебель», в которой ее испытывают. Сперва в отделе физико-механических испытаний, а затем химических.

 

Этот матрас проходит испытание

 

– Мебель к нам сюда привозят ипэшники и государственные предприятия, – вводит нас в курс дела Андрей и ведет по цеху. – Схема такая: сначала заказчик приходит в отдел сертификации, там эксперт-аудитор производит отбор образцов. Например, нужно проверить шкаф, тумбу, стол и стул. Заказчик готовит эти образцы и ему дают документы, подтверждающие, что их отобрали, а также программу испытаний, где написано, что с ними нужно делать. С этими документами он приходит к нам и привозит образцы. А мы проводим испытания.

 

Андрей Мысин проводит экскурсию по лаборатории

 

Иногда изделия выдерживают испытания, но они все равно уже непригодны к использованию и редко имеют товарный вид.

 

– Матрасы, которые проверяют на долговечность, превращаются в настоящие мочалки, – рассказывает ведущий инженер и показывает нам механизм, «мучающий» матрас в режиме онлайн. – Его потом только выбросить можно. 

 

Если бы проверки не было, делали бы не мебель, а дрова

 

В лаборатории «пытают» как белорусскую, так и импортную мебель из различных материалов: пластика, стекла, фанеры, массива древесины, МДФ, ДСП, ДВП. В месяц обращается в среднем 25-30 заказчиков. Цены на испытания варьируются в зависимости от количества и видов изделий. Например, для одних мебельщиков они обойдутся в 3 миллиона, а для других в 15 миллионов рублей. Процедуры требуют немало времени. Проводят их семь инженеров и лаборант.

 

– Например, если к нам привезли шкаф и нужно испытать в нем полку – это займет неделю, дверцу – три дня, штангу (в зависимости от материала) – от суток до одной недели. Некоторые испытания проходят одновременно, – объясняет Андрей.

 

Металлическая «рука» открывает и закрывает дверцу шкафчика

 

Мы продолжаем экскурсию по лаборатории и не перестаем удивляться, какими хитроумными способами проверяют мебель на прочность. Металлическая «рука» открывает и закрывает выдвижной ящик в столе. Андрей комментирует процесс:

 

– Такой шкаф-стол для общественных помещений должен выдержать воздействие механизма 40 тысяч раз, для бытовых помещений – 20 тысяч.

 

 

Слева стоит комод, его дверцу без конца открывает и закрывает стенд. А справа находится стул. На нем лежит семидесятикилограммовый груз, а тяга стенда, закрепленная за спинку, ритмично раскачивает его, испытывая на прочность.

 

На этом стуле семидесятикилограммовый груз, а тяга стенда, закрепленная за спинку, ритмично раскачивает его, испытывая на прочность

 

– Наши люди привыкли, чтобы их кто-то проверял. Думаю, если бы проверки не было, делали бы не мебель, а дрова. А так, хоть какой-то есть контроль. Иногда привозят такие изделия, что смотришь на них, и плакать хочется, – признался инженер.

 

 

Идем дальше. На детском матрасе лежит солидный груз. А рядом, над миниатюрной табуреткой, навис огромный железный механизм, безжалостно прижимающий ее к полу. Если бы она могла, то закричала бы.

 

Если бы эта табуретка могла, то закричала бы

 

– А вот этот стол не прошел испытания, – показывает Андрей красивое изделие со стеклянной столешницей на металлических ножках. – Если мебель не проходит испытания, мы пишем отрицательный протокол, а мебельщику придется поработать над ошибками.

 

 

Сегодня бы такие строгие нормы не писали

 

В лаборатории физико-механических мы все увидели, поэтому заглянули в отдел химических испытаний.

 

 

Здесь есть камера, в которой мебель нагревают до необходимых температур и определяют ее химический состав. На столах стоят пробирки и колбы. Мебель проверяют на истирание и светостойкость, добавляют реагенты и тестируют блеск покрытия. В лаборатории стоит большущий прибор, который определяет содержание свободного формальдегида в плитах.

 

 

В этой камере мебель нагревают до необходимых температур и определяют ее химический состав

 

Идем в другое помещение, где есть еще один прибор, измеряющий радиацию в изделиях.

 

С помощью этого прибора измеряют уровень радиации в изделиях

 

– Сюда засыпают опилки, – показывает пластиковую емкость сотрудник лаборатории, – потом они утрамбовываются и вот сюда образец помещают. За три часа прибор определит уровень радиации.

 

 

По словам Андрея, эта лаборатория является крупнейшей в Минске и лучше других оснащена необходимым оборудованием. Хотя некоторым приборам уже 30 лет.

 

– Мебель обновляется, но методики старые. У нас все делается по ГОСТам, которые были разработаны еще во времена СССР. Обычно коэффициент нагрузки нужно умножить еще на 1,5. Это я говорю о надежности. Думаю, сегодня бы такие строгие нормы не писали, – признается инженер.
 

Автор: Людмила Волкова, MebelMinsk.by



Назад