«Беларуская раскладанка» - логичное продолжение того, чем мы занимаемся уже 10 лет

Опубликовано: 05-11-2015
Мы захотели поговорить с создателем «Беларускай раскладанкі» как только увидели её фотографии в интернете. Идея нанести национальный орнамент на предмет мебели витала в воздухе: вышиванки стали модным элементом городского casual-стиля, белорусский орнамент появился на автомобилях и даже пивных этикетках. Поэтому актуальным был не вопрос «Сделают ли мебель-вышиванку?», а «Когда же, наконец, её сделают?»

 

С Андрусём Палевичем, основателем Aupi.by, мы встретились в его офисе возле станции метро Могилёвская. Большой шоу-рум компании на первом этаже, бесшумные японские лифты, просторный светлое помещение и отличный кофе, которым нас угощает Андрусь — всё с первых минут указывает на то, что дела у компании идут отлично.

 

— Как давно вы занимаетесь мебелью, что производите и для кого?

 

— Компания существует с 1999 года. У нас два основных направления в производстве: мебель для общественных заведений и мебель для дома. Всего в России, Литве и Беларуси около восьмисот кафе, ресторанов, концертных залов и кинотеатров, которые мы полностью обставили мебелью. В Минске можете выбрать любое публичное заведение, в котором есть мягкая мебель — скорее всего, ее сделали мы.

 

Среди наших клиентов – сети пиццерий «Темпо», «Терра Пицца», «Пицца Смайл», ресторан «Фальконе», «Гранд Кафе». Для помещения, в котором недавно открылось «Юнион кофе», мы делаем мебель уже в третий раз. Владельцы меняются, но все они предпочитают работать с нами.

 

 

— Кафе и бары в Минске сейчас сталкиваются с проблемами: что-то закрывается, что-то открывается и тут же снова закрывается. Как это влияет на ваш бизнес?


Я всё это хорошо ощущаю, и вопрос спроса в сфере HoReCa сейчас стоит очень серьёзно. Ситуация нестабильности присутствует не только на белорусском рынке, но и в России. Если вы ожидали услышать, что мы какие-то особенные и стоим над всем этим, то я вынужден вас разочаровать.

 

В рамках второго направления мы делаем мебель для дома и ориентируемся на оптовых покупателей: если вы готовы купить хотя бы десять диванов — милости просим. Шоу-рум, который вы видели внизу, работает именно для них: туда приезжают оптовики, там мы проводим презентации, в том числе и «Беларускай Раскладанкi».

 

 

— Кресло с белорусским орнаментом – это дань моде, стремление попасть в тренд или спонтанная, ни к чему не привязанная идея?


— Вы заходили на наш сайт aupi.by? Читали названия нашей мебели «Alhierd», «Vojcech», «Janina», другие? Этим названиям 10 лет. Никакой моды на белорусскую культуру тогда не было. Если вы посмотрите на ассортимент любой белорусской фирмы, то увидите там диваны «Лондон», «Ницца» и тому подобное. Я умышленно отказался от названий, которые имеют хоть какой-то иностранный оттенок, потому что мы делаем классный белорусский продукт.

 

Создав новое кресло с белорусским орнаментом, мы просто продолжили делать то, чем мы занимаемся уже на протяжении 10 лет. Поэтому кресло называется не Joy, и не какой-нибудь Big Back. Название «раскладанка» было рабочим, оно появилось, когда мы делали этот механизм трансформации. А появление орнамента на новом изделии – такой же естественный процесс, как и появление названия. У нас не было цели попасть в тренд или следовать за модой. Даже если этот тренд уйдёт, мы продолжим делать белорусскую мебель с белорусскими названиями, с белорусским орнаментом.

 

 

— Как вы оцениваете потенциальный спрос на такие изделия? Не будут ли они интересны только узкой группе людей?


— «Беларуская раскладанка» будет также востребована, как и остальная наша мебель. У нас уже есть клиент, который покупает эти кресла оптом, и мы ведем с ним переговоры о том, чтобы сделать эксклюзивную серию «раскладанок» специально для него.

 

— Вы упомянули понятие «белорусская мебель». Что оно значит для вас? Каким критериям должен соответствовать продукт, чтобы называться белорусским?

 

— Белорусская мебель – это мебель, которую делаю я. Качественный продукт, за который не стыдно, который можно показывать людям с гордостью. Помимо этого, наши технологи, инженеры, рабочие – белорусы. Вот и два критерия: качество и человеческий ресурс.

 

 

— А как же материалы? Как повлияло на ваш бизнес лицензирование импорта ДСП и ДВП?

 

— Никак не повлияло. Мне государство предлагает условия, по которым можно играть. И я играю по правилам, не пытаясь их изменить. Этого принципа я придерживаюсь во всём. Мне никто не запрещает делать в Беларуси белорусские орнаменты на мебели, и я их делаю.

 

— Орнаменты не запрещены, верно. Но, например, герб «Погоня» тоже не запрещён. А связанные с ним скандалы происходят регулярно. Как те случаи с кадетами, футбольными фанатами. Вы бы использовали «Погоню» в дизайне своей мебели или это «не по правилам игры»?

 

— Размещать «Погоню» на предметах мебели, может быть, не совсем корректно, потому что это герб. А скандалы, о которых вы упомянули, очевидно, кому-то были нужны. «Погоня» не запрещена в Беларуси, она на гербе Витебской области, Лепеля, других белорусских городов.

 

Поэтому, если захочу – сделаю «Погоню». Но лишь при том условии, что она не запрещена законом. Повторюсь, я буду играть по существующим правилам и никак иначе.

 

 

— Что бы вы посоветовали тем, кто хочет заняться мебельным бизнесом в Беларуси?


— Рассчитать свои силы. Не начинать игру, если не собираетесь выиграть. Работать на растущем рынке может любой болван — развивается экономика, растет спрос. Так на рынке и появляется море не очень качественной мебели. Но попробуй продать такую мебель на падающем рынке!

 

Как раз сегодня к нам приходил клиент, который рассказывает: «На картинках всё выглядит хорошо, но когда приезжаешь смотреть эту мебель, трогаешь её и не понимаешь, мебель это или дрова».

 

И многие из тех, кто сейчас работает в Беларуси, специально делают «дрова» по низкой цене. Они приходят в эту игру, чтобы участвовать, а не побеждать, потому что победа – это качественный продукт. Кризис отсеет таких игроков, и я этому рад.

 

Чтобы кто-то выиграл (а я хочу выиграть), кто-то должен проиграть. Слабый пусть сдохнет, чтобы жил сильный.

 

 

После беседы мы ещё некоторое время тестировали «Беларускую раскладанку» и поняли, почему Андрусь так категорично говорит о качестве и гордится своей продукцией. Кресло оказалось не только красивым и функциональным, но и удивительно лёгким – легче многих кресел-мешков. А вопросы об удобстве исчезли ещё в процессе разговора — всё время, которое он занял, мы с основателем aupi.by c комфортом провели на этих самых «раскладанках».

 

Олег Ладутько, MebelMinsk.by, фото: aupi.by


И мы будем присылать вам подборку самого интересного (не чаще 1 раза в неделю)


вопрос
Comment
Re:
дата : 05.11.2015 в 18:12:11
Можно поподробнее, как 2 мужика после беседы тестировали раскладанку
Дарвин
Comment
Re:
дата : 05.11.2015 в 18:13:44
Прям естественный отбор в действии. Сильный Андрусь пожирает слабых конкурентов

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны. HTML тэги отключены.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.