«Интересной дизайнерской мебели в Беларуси нет», — мнение архитекторов, которые взялись исправить ситуацию

Опубликовано: 09-02-2016
Дизайнеры арт-студии «Зробім» запустили проект по производству мебели и предметов интерьера BY FURNITURE. BY — значит белорусское. Нужна ли современным потребителям мебель с «национальным акцентом», MebelMinsk.by постарался выяснить у руководителей студии Андрея Маковского и Алексея Кораблева.

 

Простое, доступное, минималистичное

 

— В чем основная идея вашего бренда BY FURNITURE?

 

— Изготовление мебели для насшей студии — это не главное, а, дополняющее направление. Мы проектируем много интерьеров в скандинавском стиле, в стиле минимализма: белые стены, серый текстиль, простая мебель, с уклоном в 60-е года. Нам захотелось разработать вещи, которые можно использовать в этих интерьерах. Что-нибудь простое, доступное, минималистичное. При этом с уклоном в национальную белорусскую эстетику.

 

— То есть эта мебель предназначена для тех, кто заказывает у вас дизайн интерьера?

 

— Навязывать мы ничего не собираемся. Конечно, мы будем рекомендовать ее клиентам, но только в том случае, если она будет идеально вписываться. Это может быть и обратный процесс: например, стул, который придуман под конкретный интерьер, потом может продаваться массово.

 

Почему бы не предложить заказчику что-то уникальное, разработанное у нас в Беларуси? Мы привыкли думать, что абсолютно нормально покупать мебель в Италии или, еще хуже, из Китая привозить копии итальянских брендов. Это же не логично: лучше придумать что-то здесь и воплотить это в жизнь тоже здесь.

 

Мы рассчитываем продавать мебель серийно. В ближайшее время она будет выставлена в шоу-руме в «Арена-сити», возможно и у нас в офисе. Мы также планируем сотрудничество с салонами «Fusion Zone» и «Free space».

 

 

— Нет ли смысла делать такие вещи в одном экземпляре, чтобы повышать их ценность?

 

— Это же не предметы искусства. Мебель — это промышленный дизайн. Эксклюзивность актуальна только для тех вещей, которые невозможно повторить. К примеру, стул из коряги — ведь другой такой нет в природе. Но это не наш профиль. Наша продукция рассчитана на то, что ее можно будет тиражировать, она не стоит заоблачных денег.

 

— Вы можете представить своего потенциального покупателя?

 

— Мы уже 4 года занимаемся дизайном интерьера. И естественно видим, кто к нам приходит и кому это может быть интересно. Условно говоря, бабушка из Могилева не придет за этой мебелью, она ее просто не поймет.

 

— Значит, это исключительно молодежь?

 

— Не только у молодежи есть чувство прекрасного. Наши заказчики — это люди от 30 до 50 лет. У молодежи еще квартир нет (смеется). Так получилось, что 80% наших клиентов — это люди, связанные с IT. Мы не делаем классику, поэтому к нам не приходят чиновники. Можно утверждать, что только у айтишников есть деньги или вкус, но это всё неправда. Скорее, они легче приспосабливаются к современным трендам.

 

Нельзя взять пенек, поставить его в избу и сказать, что это белорусский дизайн.

 

 

— Что сейчас модно в Беларуси?

 

— До нас всё доходит с опозданием. Поэтому это скандинавский стиль, лофт, что-то индустриальное, что было в Европе на пике года 2–3 назад. Из мебели — это Ikea, которая популярна у нас только последние четыре года. В Беларусь постепенно проникают и другие скандинавские фабрики, преимущественно датские. BoConcept, HAY, Louis Poulsen — это то, что будет актуально. Время Италии прошло, оно было 10–20 лет назад.

 

— Вы хотите опередить развитие моды в Беларуси?

 

— Скорее, догнать мировую моду. Связь с традиционной культурой во всех развитых странах есть, а у нас — нет. Мы равняемся на ближайших соседей. К примеру, в Украине работает студия Сергея Махно, они занимаются дизайном в национальных традициях. В России ведущее направление сейчас — это переосмысленный конструктивизм. Хочется найти идентификационные черты и для Беларуси.

 

 

— А какая она — национальная белорусская эстетика?

 

— Это очень непростой вопрос. Углубление в эту тему началось с момента, когда нас попросили провести лекцию в «Балках» о белорусских чертах в дизайне интерьера. Разразилась целая дискуссия, но к конкретному ответу мы не пришли. Решили, что эта эстетика только зарождается и четкое определение пока дать невозможно.

 

— Лично для меня белорусская эстетика — в Казимире Малевиче. В его «Черном квадрате», полигональных объектах, абстрактности, — утверждает Алексей. — Это не только традиционные вещи, взятые из избы, а что-то авангардное, действительно современное. Для того, чтобы это уловить нужно быть подготовленным.

 

К примеру, мы сделали светильник из глиняных горшков, подвешенных на проводах. Тут традиционные мотивы считываются легко. А есть кресла сделанные из полигональной сферы, которые тоже можно отнести к белорусскому стилю.

 

— Но ведь есть еще и модные тренды. Как их сочетать с традициями?

 

— Нужно идти в ногу со временем. Нельзя взять пенек, поставить его в избу и сказать, что это белорусский дизайн. Все нужно осмысливать. Поэтому мы и не хотим заниматься классикой. Это далеко позади. Нужно жить в 2016 году, а в 2016 не деляют пилястры и не ставят статуи в квартирах.

 

— Утверждение, что классика вечна — это обман?

 

— В правильном понимании классика, конечно, вечна. Но, чтобы сделать хорошую классику, нужно быть миллиардером. В старину мастер мог позволить себе создавать стол 5 лет, сейчас такого нет. 99% ,так называемой, классики можно просто выкинуть.

 

 

— А что сейчас актуально на мировом рынке мебели?

 

—В первую очередь, экологичность. Кроме того геометричность и простота. Повторюсь, и национальная самоидентификация. Интернациональный стиль остался в 2000-х. Дизайн квартиры, а соответственно, и мебель в Минске и в Токио должны различаться.

 

Когда белорусы перейдут от стадии выживания к стадии эстетического восприятия мира, тогда можно будет поговорить о прибыльном бизнесе.

 

— Дизайн интерьера и производство мебели — это одна сфера?

 

— Безусловно, есть такая профессия, как мебельщик, который знаком и с техническими и с эстетическими моментами. Технические тонкости нам не близки, но с реализацией наших идей никаких проблем нет, потому что у нас очень хороший партнер по мебели. Мы архитекторы, а, значит, владеем навыками работы с пространством, что включает в себя и внешнее оформление здания, и создание интерьера, и дизайн мебели.

 

— Неужели в этой нише вообще нет белорусских дизайнеров?

 

—В принципе, интересной дизайнерской мебели в Беларуси нет. На промышленном уровне ей никто не занимается. У нас существует условная монополия «Пискдрев» и других компаний, у которых дизайн, мягко говоря, хромает. А простых, но в то же время оригинальных вещей катастрофически не хватает, поэтому мы этим и занялись.

 

Сейчас начинают появляться хорошие маленькие фирмы, которые делают просто эстетически красивые вещи. Но они занимаются мебелью в скандинавском стиле. А уклон в традиции — это сложнее, это следующий шаг после копирования изделий из-за границы.

 

— Раз нет конкурентов — это прибыльный бизнес?

 

—Конечно, нет. Трудно оценить ситуацию на рынке, которого у нас не существует. Прогнозы делать еще очень рано, потому что сейчас самое актуальное для наших людей — это дешевая мебель. Когда белорусы перейдут от стадии выживания к стадии эстетического восприятия мира, тогда можно будет поговорить о прибыльном бизнесе. А пока это не массовый продукт. Он рассчитан на людей, которым мы сможем донести, что это имеет некую ценность.

 

— Можно сказать, что бренд BY FURNITURE выпустил коллекцию мебели?

 

— Такого нет. В первую очередь потому, что сейчас производство мебели для нас нельзя назвать бизнесом ради бизнеса. Мы не пытаемся взять какую-то хорошо продаваемую европейскую вещь — модель стула, например, сделать его копию, немного изменив дизайн, чтобы к нам не придрались из-за нарушения авторских прав. А потом продавать его с уверенностью, что на этом можно заработать много денег.

 

Дизайнер создает интерьер и ему в голову приходит мысль, что сюда бы хорошо подошел определенный стул. Так и появляются вещи. Сейчас у нас есть набор относительно разрозненных вещей, придуманных несколькими людьми, который накопился преимущественно за последние полгода. Если собрать всю эту мебель и поставить в одно помещение, она не будет сочетаться. У нас каждый дизайнер работает немного в своем стиле, но в целом концепция едина.

 

 

— Упорядочивать этот процесс не собираетесь?

 

— Для тех, кто профессионально занимается мебелью, создание линеек обязательное условие успешного функционирования. Это как в «Макдональдсе»: что бы ты ни заказал, еда идеально сочетается между собой. При удачном развитии этого направления нам тоже нужно будет об этом задуматься. Но на промышленные масштабы вроде Ikea мы замахиваться точно не собираемся.

 

— Кстати, насчет Ikea. Параллель проводите?

 

— На самом деле, Ikea — это не то. У них слишком бюджетные вещи. Хороший дизайн, при котором иногда страдает качество. Совершенно жуткая, например, ДСП, которая сыпется. Это не тот сегмент, в котором мы бы хотели работать. Потому что конкурировать с огромным производством, просто невозможно. Наша мебель позиционируется как более уникальная, так как наш стул не будет тиражироваться в миллионном экземпляре.

 

— Ваша мебель рассчитана исключительно на белорусских потребителей?

 

— Планов по покорению мира мы не строим. Хочется предложить что-то именно для Беларуси. У нас есть та аутентичность, та эстетика, та история, которую можно обратить в современность, переосмыслить ее и на этом построить дизайн.

 

— Если заказчик предложит свою идею для какого-либо предмета мебели?

 

— Если это реально хорошая идея, почему бы и нет. Каждый заказчик приходит со своими мыслями, но их нельзя реализовывать «в лоб»: их нужно переосмыслить, довести до ума и только потом сделать действительно интересный предмет. Не специалист по дизайну не создаст очень хорошую вещь.

 

Кресла и стулья — в приоритете

 

— Сколько вещей у вас есть на данный момент?

 

— Порядка 20. Есть стулья, кресла, столы, лавки, осветительные приборы. Мы поработали практически в каждом направлении, а цели создать полную линейку товаров у нас никогда и не было. Для запуска бренда этого количества достаточно. Мы бы хотели изготовить определенное количество всех предметов, чтобы они были выставлены на продажу, и клиентам не приходилось по несколько месяцев ждать. Но поскольку это стартап, возможно придется работать и под заказ.

 

 

— На какую цену могут рассчитывать заказчики?

 

— К примеру, диван стоит порядка 1 500 долларов (32 325 000 рублей). Если сравнивать с мебелью из Ikea, то это в 3 раза дороже, если сравнивать с итальянскими производителями, то в 3 раза дешевле. А с диваном фабрики «Пинскдрев» цена приблизительно равна.

 

Диван модульный, что очень удобно. Представлен в яркой расцветке, но может быть выполнен и в любой другой. Есть уменьшенная версия из двух составляющих. Прекрасно подходит для чтения и работы вдвоем. Переставив модуль, можно организовать спальное место.

 

Лавочка стоит 250 долларов (5 400 000). Мы проектировали дизайн в стиле хай-тек: стекло, черная плитка. Заказчик попросил сделать лавку, на которой он бы мог разуваться. Мы предложили вариант из гнутого листового металла. Она простая по форме на первый взгляд, но сложная по исполнению.

 

Полигональность сейчас на пике популярности, кресла в такой стилистике мы хотим сделать в офис. Цена вопроса — 500 долларов (10 800 000).

 

Стоимость не маленькая, во-первых, потому что это дизайнерская вещь, во-вторых, потому что сделана вручную. К тому же мы предпочитаем натуральные материалы: дерево и металл. Но если у заказчика нет денег, то можно пойти на уступки, и некоторые элементы выполнить, к примеру, из ДСП.

 

— Какие предметы мебели хуже всего представлены на белорусском рынке?

 

— Хуже всего ситуация обстоит с мягкой мебелью. Если корпусную мебель часто производят у нас, то мягкую везут преимущественно из-за границы. Белорусские салоны типа Furman делают копии моделей зарубежных фирм. Лучше всего ситуация с кухнями. К примеру, Еlementi делает очень красивую мебель, но и цена на нее даже не среднего уровня.

 

Для нас сейчас в приоритете создание интересных моделей кресел и стульев. Мы хотим поучаствовать в фестивале «Постулат».

 

— Есть уже заказы на вашу мебель?

 

— Мы сейчас проектируем загородный дом. Там будут брутальные вещи, к примеру, кухня из ржавых листов, двери, сколоченные из досок, и наш металлический стол с бетонной столешницей со специальным покрытием, чтобы не мерзли руки, туда отлично впишется.

 

Дарья Коско, MebelMinsk.by


И мы будем присылать вам подборку самого интересного (не чаще 1 раза в неделю)



Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны. HTML тэги отключены.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.